Сбоку притулились ещё более одряхлевшая баня, летняя кухня, скотская стайка да три обгорелых столба, как символ небольшого пожара.

         Как бельмо в глазу — кирпичный домик для мотоцикла, взгроможденный когда-то тестем прямо посреди двора. Стоит, удивленно разинув рот, глотая пыль, или преодолевая судорожную зевоту. Давно уж нет «Урала», мотоцикла, для коего тесть и соорудил этот гараж. И старая «копейка» новоявленных «хозяв», втиснутая в его затянувшийся зевок лишь наполовину своего салона, вызывает каждодневную досаду.

         Всё ждет перестройки-переделки.

         Надо поднять дом, поменять венцы. Перебрать баню, сарай. Соорудить новый гараж.

         Воодушевление, как всякая тленная материя, после первого же лета изрядно испарилась. Но после долгой зимы — это надо же! –проявилось с новой силой. Тем более из мирового космоса на ровном месте в мозгу Антона возникла – фантастическая «причина» …

Тем летом Филатовы переселились в село, словно пораженцы последней государственной войны – или просто бойни – с собственным народом. Не как ветераны, но словно дезертиры, отчаявшиеся выживать в кромешном забвении. Без пособия, приработка, с удушающей инфляцией. Городскую квартиру отдали дочери, выданной в одночасье замуж и вскоре осчастливившей их обворожительным "трофеем" – Тимуром, упрощенным по деревенской норме до Тимки.                   

         Тимка вскоре перекочевал на деда-бабское иждивение, на срок до трех лет, пока маманька месила коктейли в ночном баре.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *