Раньше строились гуртом, помощью. Приглашали родственников, друзей, не шибко занятых насущными делами,  да одного человечка бывалого в плотницком ремесле. От последнего многое зависело: чтоб дело спорилось, качество глаз ласкало, даже настрой душ бригадных… Такие особо ценились. Да и мало их было в природе, как всяких-великих. Впрочем, и нынешний день от ранешных не далеко ушел.

Филатов пригласил на помошь кума.

Зять, сговоренный дочерью на первые день-два, трудившийся изрядно и до поздна, на третий день уехал по своим делам, да и запропастился. Кум, Вовка Титов, хоровой запевала и бывший профсоюзный босс, как нельзя кстати подходил в категорию бывалого человечка. Свой в доску. Спетый, спитый… Топора в руки давно не брал, но с шуруповертом справлялся.

Однажды на трудную работу – обвязку каркаса обрешоткой – привез с собой сына Егорку, Поставил его с молотком на гвозди.

– Пап, тут бить? – переспрашивал Егорка каждый раз, нацеливая гвоздь в брусок.

– Бей-не робей! – откликался отец, не оборачиваясь.– Мимо крыши не промажешь.

Славно продвинулись! День клонился к тьме египетской, когда слезли с обрешотки и прямиком — в баню. После бани выпили. Немного попели. Однако, сил хватило только на выкрики "Любо, братцы, любо…"

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *