«Я не о тех золотоглавых певцах отеческой земли,

что пили всласть из чаши славы и в антологии вошли.

И не о тех полузаметных свидетелях прошедших лет,

что все же на листах газетных оставили свой слабый след.

Хочу сказать, хотя бы сжато, о тех что, тщанью вопреки,

     так и ушли,

не напечатав

 одной-единственной

 строки…»

Я. Смеляков

 

Письмо В.П.Астафьева Назарову А.М. (Минусинск)

 

Уважаемый Назаров А.М! (гадай вот как Вас зовут-величают!)

Стихами сейчас исходит вся беснующаяся Россия. Кто и не соприкасался с поэзией – пишут, в основном про нынешний режим, потому как прошлого ещё бояться.

 Хоть и с трудом, прочел я Ваши стихи (зрение совсем худое стало). Мне понравились ваши стихи и я советую Вам послать и те, что Вы мне прислали, и те, которые сочтете переслать в альманах «Енисей»( со ссылкой на меня, так, мол, и так… Астафьев глядел, одобрил. Адрес альманаха: — 660049 г. Красноярск, проспект Мира. 3, альманах «Енисей» (отдел поэзии).

В заключение я подарю Вам

стихотворение. Оно написано хохмилой Архангельским ещё до войны в подражание Маяковскому.

У синего моря жил рыбак.

Налево вода, направо дом.

И каждое утро рыбак натощак

Рыбу ловил неводόм.

Ловил и какого ещё рожна?

Ухи похлебать теперь бы.

Но была у него старуха-жена,

Хуже не сыщешь стервы.

Золотую рыбку поймал рыбак.

Не чуя скверной истории.

И вот попал жене под башмак,

Чтоб ей сгореть в крематории.

Далее помню смутно, словом, старуха требует многого – «… то выстраивай новый дом. То дачу подай с шезлонгом» и.т. д. и т. п.

Зато концовка блеск:

А мне попадись такая жена.

Зануда старого быта,

Я б ей как гаркнул:

«Цыц, сатана! Сиди у разбитого корыта!»

Может это маленько развеет вашу инвалидную жизнь. Крепитесь, пишите. У Вас получиться веселее и здоровее, чем у совершенно здоровых,  но неблагодарных русских людей. Извините за задержку, зимой я в Овсянке не живу, а в городе бумагами завален, в основном бездарными рукописями. Жена болеет. Поэтому письмо напечатать некому. Разбирайте. Все равно Вам делать нечего. Скорой весны!

Кланяюсь. – В. Астафьев (факсимиле). 11 февраля 2000 г. Красноярск.

 

Нина Михайловна[1], здравствуй! Давно не писал Тебе, соскучился. Просьба у меня к тебе, Ниночка, и большая. Но выручай. Ты меня «родила», на «свет» выпустила. А теперь: «Если до пенсии  нас не докормите — нечего было рожать!»

В общем так: собрал я твои публикации моих стихов, склеил вырезки – получилась целая «страница».

И отослал её Виктору Астафьеву. И – как увидишь — Старик Державин нас укнокал и в путь, крестя, благословил.

— Отсылай, говорит, кореш, и эти стихи, и какие тебе на ум взбредут, в альманах «Енисей». У тебя, говорит, получается повеселей и поздоровее…

В общем, Нина, появилась возможность пристегнуть «хвост» — или пришить! – «золотой рыбке». Назвать «Старика у моря» «Старухой у океана», или как тебе захочется. Старуху, Нина, надо пожалеть, она не виновата, что родилась и состарилась в Совдепии. Пусть отдыхает теперь на пуховом пледе, кушает сёмгу и запивает пивом «Бочкарев». Она этого заслужила.

 Далее: нам, Нина, с тобой и как можно скорее, надо выйти вначале на этот «Альманах», далее на какое-нибудь Краевое еженедельное, крупное издательство, а там поднимемся и до интернета. Я говорю, Нина, Нам. Я без тебя – ничто! Толя.

………………

Три дня назад явился миру

Что называется «поэт».

Не платит сразу за квартиру

И не готов платить за свет.

Настырный, в пращура, вихрастый,

С инициалами А.С.

Мол, «…не хочу платить – и баста!

Я не за этим столько лез…

А ты, отец, не улыбайся

Уйду от бабушки, от де…

А от любимого Чубайса

И так не спрячемся ни где».

 

Его гремучие гросс-ватты

В кефире, сыре, сигаре…

Кому?!. Пока что рановато.

Вот поторчишь … в такой норе!..

………………………………

Хотел отец, чтоб стал сынок поэтом.

Чтобы стишками тешилось дитя.

Он, малахольный, был чуть-чуть «с приветом»

Не поумнел и много лет спустя.

Не помогли ни хмель, ни подорожник.

Добавилась лишь к шрамам впалость щек.

А сын подрос. Сапожник как сапожник.

— Сиди, дурак, чего тебе ещё?

Не вышел, идиот русоволосый?

В поэзии не петришь ни шиша.

Перекрестись! Зато не будешь босый

Под старость лет, босяцкая душа!

Что, мало сам побегал с фонарями?

Скажи ещё кому, мол, мало бит…

И воевать и бражничать с царями –

Не велико достоинство, пиит!

А что в руках: крючок, или фломастер –

Не вырви, иль не выткни, только глаз.

В конце концом, Маэстро – тот же Мастер.

Ну разве что лишь мастер экстра-класс.

 

День 7 ноября

 

Чем знаменита эта дата?

Почто на ней печали тень?

Подняли вилы брат на брата

Официально в этот день.

Отвергли стыд.  Попрали Бога.

Убрали камень с трех дорог

Куда ведет сия дорога?

Определить никто не смог.

Но шли солдатские шинели

(как до сих пор идут) на свет.

А он горит в конце тоннеля

И обходных тоннелей нет.

А к счастью есть одна дорога –

Не отреченье от всего –

Но если даже нету Бога

То надо выдумать его.

Признать душою в брате брата

 И никому не делать зла.

Тогда, быть может, эта дата

И «Днем прощения» была б.

 

«… Тут батюшку православного слушал. Так сокрушается он, что сект у нас очень много развелось. Русь, дескать, разорвать на куски хочут. Да, милай, живи в ладу со всеми. На кой же ты хрен подводную лодку, или корабль освещаешь! На них ведь атомные свечки – сгоришь вместе с бородой своей. На кой же ты хрен благословляешь солдат, идущих убивать! А сектанты не хотят сыновей своих посылать на смерть, ради благополучия кучки сволочей, сидящих на народе, обжирающихся. Прости, Нина, но я, как все поэты земли, не люблю военщину.

 

 Все чаще сам с собой я стал смеяться

Утрами почему-то, натощак,

Не распростясь с мечтою тунеядца

О флотских и украинских борщах.

Когда от супер-чая сохнет глотка,

А иногда вообще нет чифиря,

Я вижу, как вдали моя подлодка

За океаном мочит якоря.

В ней адмиралы контр и даже вице

На берег пальм таращат перископ.

Где на баржу кулищи чечевицы

Мне отгружает ржавый эфиоп.

Он, спотыкаясь, носиться под ношей.

А я со сна до приступа смеюсь.

Кричу: оставь, не надо, мой хороший,

Я как-нибудь и эдак перебьюсь.

Ещё перловки в тумбочке навалом –

Осилить всю и мыши не смогли.

Послать бы мог хоть куль я адмиралам,

Чтоб перископ позорче стерегли.

……….

Нина, вот так я писал и отдавал, относил, отсылал Ковалеву[2]. Он понимал меня. Казалось, он будет вечно, а я только сегодня. Ну вот. Больше некому. Как он меня уже никто не поймет! Я кое-что буду восстанавливать и отдавать тебе… Я не прошу печатать. Смотри сама.

 

Одна половина в гулагах сидела

Другая в то время её стерегла.

Никто, разумеется не был без дела.

Какая – кому, а работа была.

Поэтам опричь полагались нагрузки.

Землю попашешь –попишешь стихи.

Толком начнешь выражаться по-русски –

В руки монатки  и — на Соловки.

Русский язык дозревал не в Китае.

В школах рождался «великий», «живой»…

— Ну, повтори мне! До трех не считаю!-

Шутить не любил вологодский конвой.

Теперь президент вон как шпарит по фене,

Даже супруга наводит лорнет.

Что ж ему с Думой картавить, как Ленин!

Там луначарских да красиных нет.

Всем, почитай, Альма-матер – Таганка —

Вон как с амвона рыдают по ней!

Сколько кому наворожит цыганка –

Русский на каплю не станет бедней.

А упразднить его надобно в главном –

Выбросить к чертовой лишние «Н»

Сделать, как в садике: «Гена Зюганов»

В самом-то деле – какой он уж Генн!

………………..

…Я знаю эту «молочную бочку» — зимовал в цыганском бараке. Автобус, две еденицы, два раза вдень в город ходил – утром и вечером. Я брал с этой «бочки» и масло, и молоко, и сметану… Рыночная мафия сплела всю Россию, и грабит, в основном, нищих. Работает она под эгидой городской мафии. Ей подкупно всё. Сан-эпидем на её содержании, мент-зараза тоже,голова, гребет сумасшедшие дивиденьги в виде налога в бюджет города и свой тоже. Он и регулирует этот грабеж …

…Крестьянин не может продать свое молоко населению, он должен сдать его за бесценок на молокозавод. Процентов десять-двадцать ему разрешают продать. А может и пять-десять! Какой «эпидем»? Какая справка? Эта «эпидем» на рынке может замерить только жирность молока…

Ем я навар из коровьих хвостов.

Вкусно. Конечно! Ведь ими

Били коровушки злых паутов.

Чтоб не кусали за вымя.

В домик коровка несла молочко.

Перла хозяюшке прибыль.

Так и вскормила её дурачков

Только себе на погибель.

Взяли убили, продали, шуты.

Надо ли было их ростить?

Вырезку с печенью взяли менты,

Мне вот хватило на хвостик.

Я бы, конечно, купил молочка.

Да молочко дорогое.

Выпью поэтому лучше «сучка»

И закушу требухою.

Ну-ка, буренка, скажу, выручай –

Крест же не ставить на пузе!..

Ты ведь ещё не последняя, чай,

В бывшем Советском Союзе.

……………………………….

            …Вечор по телику тебя в каком-то детсаде видел. Виктора Астафьева в последнем «Комке» «нашел». Сетует он, что ВПК да Армия все больше и больше денег продолжает сжирать, а на десять мальчишек рождается восемь дуриков. 

И чем жирнее ВПК – тем недоумки злее!

 

Век наступивший радует пиита.

Какой перевоспитанный народ!

Всё волочит, что только не прибито.

 И ничего чужого не берет.

И всё насеял сам и сам настроил.

И воровство – не кража, а дележ.

И нет воров, а есть одни герои,

с которыми со скуки не помрешь.

Какие бриллиантовые руки!

 Перед такими золото – цветмет.

Все взял бы – до единой! –на поруки.

Таких граблей во сне не видел свет.

……………………………

                …За резкости, за дурь прости – на меня «находит». Луна, может, «приливы и отливы» делает в моей башке. Всё она творит. Она! Я сам разве сочинил бы вот такие стихи!..

Я не несу нисколько ахинею

И ничего такого не творю.

Но с каждым днем умнею и умнею…

Зачем, дурак, горячку-то порю?

Скачу куда-то бешенным галопом.

 Себя ругаю чуть не матерком:

Каким же я вчера был остолопом.

Каким же я был круглым дураком!

Каким же я сегодня стал умнягой!

Да истина одна вселяет грусть:

Каким сегодня умным я не лягу,

А глупым обязательно проснусь.

Кому и на хрена всё это нужно?

Копание до истины, зубреж…

На всю заразу сплюнь великодушно!

Ведь всё равно: неумным же помрешь!

………………………………………………………………

…Земля ему пухом! 21-го отставлю ему стопку! У меня Родина – река Лена, какой-то аймак в Якутии, детство в Латвии, на границе с Литвой, юность в губернии Тульской и далее – везде. «Мой адрес Советский союз». Отец у Льва Николаевича под боком, мама – туто-ка, а меня всё черт не берет и бог не хочет! Никому я не нужен! Бомж! Ни царя, ни Отечества – ни флага, ни Родины. Тебе вот, видишь,  жалюсь! Скотина! Громоотвод нашел!..

«… А мы спокойно вымираем

И непременно перемрем,

Пока оружием играем.

И не везет с поводырем.

 

……………………………………………………………..

И вечный бой, покой всегда в проекте….

Уж лучше шило, мыло и уют!

Ведь это там, на том, на этом свете

За битого небитых двух дают.

Попил чайку, загнал подальше книжки,

 опорок взял, включил тихонько «маг»…

Вот тут не увлекайся  шилом слишком!

Не втачивай  в поэзию Башмак!

……………………..

 Ты на-ко нос заткни вот этим!

Ну а поплачешь – не беда.

Там за Гудзоном — их Манхэттэн.

Придем, отдышимся, тогда…

Бьет в нос, как спирт на нашатыре.

Хоть раз свободою вздохнем!

Там Шереметьево-четыре.

Ни разу, правда, не был в нем.

А ты?

Не надо зубы скалить-

Повеселей чего спроси.

А пап и мам не выпускали

 И за поскотину в Руси.

На комиссаров спины гнули

Деды и бабки. День настал –

Те за бугор перепорхнули

И прихватили капитал.

А им – поскотина досталась,

Без поросят и без коров.

И глаз осенняя усталость

От восемнадцати дворов.

И тут ни выехать, ни выйти

Ни до поскотины, ни за.

Моей, пропахшей потом выи,

Мои б не видели глаза.

Там на сплетеньях паутины

Восходит новая заря.

Уже последние кретины,

Как мухи, мрут от «технаря».

А мне вот счастье улыбнулось –

Болтать тут с трезвеньким собой…

Чего ты  здесь вдруг поперхнулась?

В мой глаз косишься голубой?

Я представляю, что теряю.

Не знаю, правда, что найду.

Сказал поэт: «Не надо раю…»

Он не был, глупенький, в аду.

 

Прощай умытая Россия.

Страна рабов. То бишь, господ.

 

А совесть наша приподнимает нас над многими другими…

А.  Назаров

 

 

 

 

 


[1] Нина Михайловна Шунина, редактор газеты «Надежда» г. Минусинск

[2] Владимир Алексеевич Ковалев, поэт, бывший директор Минусинского музея им. Н. М. Мартьянова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *